кошкин

Достигнутая цель жизни Михаила Кошкина

Кошкин Михаил Ильич прожил на свете 41 год, и значительную часть этих лет проработал кондитером. Он был хорошим семьянином и перспективным партийным работником. Однако истинно великим делом его жизни стал танк. Дело это стоило конструктору жизни. Имя его никогда не было широко известно, но детище знали и знают все.

Нет в истории танка, более знаменитого, чем Т-34. Им одинаково восхищались по обе стороны фронта. И каждый лестный отзыв о танке поневоле превращался в похвалу его создателю. Мало найдется инженеров, которых бы вспоминали так часто благодаря единственной разработке.

Кондитер из-под Ярославля

Долгое время биография будущего конструктора не давала оснований видеть в нем технического гения. Михаил Ильич Кошкин родился в 1898 году в деревне Брынчаги (Ярославская губерния) в семье малоземельного крестьянина. Главным источником доходов семьи были промыслы, но они стали и причиной несчастья. Михаилу было всего 7 лет, когда отец умер, надорвавшись на заготовке леса.

Сыну пришлось помогать матери, оставшейся вдовой с тремя маленькими детьми. Работа нашлась в столице на кондитерской фабрике (ныне «Красный октябрь»), куда он поступил в 14 лет. Вначале он ходил в учениках, но вскоре стал оператором в карамельном цеху.

«Кондитерская» биография продолжилась и после службы в армии и участия в гражданской войне.

В 1921-24 гг. будущий создатель Т-34 учился в Коммунистическом университете в Москве (как подающий надежды молодой партийный руководитель), а затем был отправлен в Вятку, где до 1929 года руководил кондитерской фабрикой.

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что Кошкин был хорошим руководителем, подчиненные уважали его и отмечали его заслуги в поднятии показателей производства.

Кошкин и потребность страны в танках

Военная биография Михаила Ильича Кошкина достаточно короткая. Он был призван в армию перед самой Февральской революцией, служил при Керенском, затем вступил в Красную армию. Красноармеец Кошкин участвовал в боях под Архангельском и Царицыным, в разгроме Врангеля. Был ранен, переболел тифом, из-за чего и демобилизовался. Во время службы он стал большевиком и познакомился с военным железнодорожным делом.

Но вот обстоятельства появления у Кошкина интереса к танкам не вполне ясны. Вероятно, он заинтересовался ими под Архангельском – там танки были у интервентов-англичан.

Важнейшая цель индустриализации

В 1929 году в СССР объявили курс на индустриализацию. Одной из его главных задач было обеспечение обороноспособности страны, чего нельзя было сделать без развития тяжелой промышленности.

Собственного производства танков СССР на то время фактически не имел. Пропаганда заработала, объявив создание бронетанковых войск делом чести всех сознательных советских граждан. Но это не означало, что реализовать замысел было легко.

Требовалось не только создать с нуля производственные мощности, но и подготовить кадры.

Некоторые источники утверждают, что 30-летний Михаил Ильич Кошкин (семейный человек, успешный руководитель) сам попросил своего приятеля, видного партийного руководителя С.М.Кирова отправить его учиться на инженера. Для поступления на выбранную специальность в то время не всегда хватало знаний и желания, нужно было, чтобы направление считалось «политически правильным».

По другой версии, он стал студентом «по мобилизации», попав в число партийных «пятитысячников», направленных для целевого обучения. Ясно одно: в 1929 году Кошкин начал учиться сначала в ленинградском технологическом, а затем в политехническом институте. Изучая устройство автомобилей и тракторов.

Харьковский конструктор танков

Танк и трактор в СССР – понятия родственные. Дипломная работа «автомобилиста» Кошкина посвящалась коробке передач для среднего танка. По окончании учебы его приглашал на работу завод им. Молотова (ныне известен как ГАЗ), где он проходил практику.

Но выпускник настоял на своем определении в танковое КБ. Нарком тяжелой промышленности С.К.Орджоникидзе прислушался к мнению своего друга Кошкина, а не руководства завода. С Орджоникидзе (как и с Кировым) будущий конструктор познакомился и подружился во время учебы в коммунистическом университете.

Орджоникидзе в 1936 году и командировал его в Харьков. Там в танковом отделе при ХПЗ (харьковский паровозостроительный завод) возникли проблемы с модернизацией БТ-7, массового серийного танка. Кошкин, уже имеющий опыт работы в бюро в Ленинграде (он участвовал в создании Т-29 и Т-46-1), согласился возглавить отдел, по сути свой – танковое конструкторское бюро.

Человеческие качества имеют значение

Стоит отметить, что Михаил Ильич Кошкин дело всегда ставил на первое место, как это было принято в его время. Но это не значит, что он был лишь инженер, и ничего более.

В Вятке Михаил Ильич женился на В.Н.Катаевой. У них родились три дочери: Елизавета, Тамара, Татьяна. Супруга не обрадовалась необходимости переезжать из Ленинграда в Харьков, но не спорила. Семья смирялась с постоянной занятостью своего мужа и его частыми отлучками.

Сослуживцы тоже отдавали должное человеческим качествам Кошкина. Его характеризовали как человека, умеющего легко сходиться с людьми, отличного организатора. Сотрудники могли спорить с ним, и он всегда готов был изменить свое мнение под влиянием аргументов.

Из-за сложной обстановки в стране, когда развивалась карьера Кошкина, его, гораздо позже, уже в годы перестройки, обвиняли в интриганстве и чуть ли не в плагиате. Но вряд ли «критики» сами смогли бы во имя высшей цели спорить с маршалами, нарушать их прямые приказы и на себе тащить танки из болота. А Кошкин – мог.

Сложная биография «тридцатьчетверки»

В танковый отдел при КБ Харьковского паровозного завода Кошкин прибыл в начале 1937 года. В этой организации он проработал до смерти (сначала – руководитель отдела, затем – главный конструктор). Харьков стал колыбелью «тридцатьчетверки». Но биография у танка оказалась непростой.

1937-й год в советской истории знаменит печально началом репресий. Задел он и коллег Кошкина. Его предшественник А.Фирсов был арестован, едва успев передать дела. Поводом стали постоянные неполадки в работе БТ-7. Репрессировали и одного из лучших конструкторов бюро, А.Дика. Недоброжелатели из-за этого обвиняют Кошкина в том, что он присвоил их идеи, а его личный вклад в создание Т-34 незначителен.

Но период вообще был сложным для отечественного танкостроения. Идею формирования бронетанковых войск активно «пробивали» в свое время такие «враги народа», как Уборевич и Якир. Да и друг Кошкина С.К.Орджоникидзе «попал под раздачу» репрессивной системы. Поэтому удивляться арестам конструкторов не стоит.

А Кошкин, конечно, не один работал над танком и использовал некоторые наработки предшественников. Но именно он сумел «протолкнуть» их общее детище в производство, пожертвовав ради этого жизнью.

«Быстроходные самовары» и «калоши»

За год работы Кошкин сумел устранить некоторые недостатки танка БТ-7, но далее перед конструкторским бюро была поставлена новая задача – создать колесно-гусеничный средний танк, достаточно защищенный от вражеского огня, но при этом подвижный и быстрый.

И в этом вопросе Кошкин решительно не сошелся во мнении с руководством армии. Он видел эту машину гусеничной. Тогда советская конструкторская хитрость подсказала Кошкину выход – он начал разрабатывать сразу два проекта. А-20 представлял собой колесно-гусеничный, а А-32 – гусеничный танк. По весу и бронированию они были сравнимы.

С этого момента история создания Т-34 превратилась в приключенческий роман. Перед докладом создателя танков на Высшем военном совете заместитель наркома маршал Кулик прямо запретил Кошкину рассказывать о гусеничном проекте. Но оказалось, что сдвинуть с места танк легче, чем заупрямившегося Кошкина.

Конструктор Т-34 не стал говорить маршалу, что колесные машины потенциальный противник (немцы) непочтительно именует «быстроходными самоварами». Он просто нелегально протащил на доклад модель гусеничного танка, и выступление начал именно с его характеристики.

Кулик обозвал гусеницы «калошами» и настаивал на внедрении колесного танка. Большинство военных поддержали его. Но на стороне Кошкина внезапно выступила величайшая сила страны. И.В.Сталин лично велел конструктору изготавливать в Харькове опытные образцы обоих машин.

Вскоре (в 1939 году) на испытаниях они показали примерно одинаковые результаты, но А-34 демонстрировали лучшую проходимость. Испытания в условиях войны с финнами подтвердили: в бою «калоши» надежнее. В серию поступили обе машины, причем А-32 получил код Т-34.

Своим ходом в историю

Для окончательного ввода Т-34 в серию оставалась самая малость – пройти смотр в Москве, назначенный на 17 марта 1940 года. Танк был усовершенствован и доработан (в частности, увеличена до 45 мм броня). Но для допуска машины на смотр было необходимо, чтобы у нее имелся определенный техническими условиями пробег.

Кошкин справа

Первые попытки набрать его оказались неудачными – у одного из опытных танков сломался двигатель. Времени на обкатку не хватало. Решение нашел сам Кошкин: Т-34 наберут пробег, добираясь на смотр своим ходом.

Километраж Харьков – Москва для этой цели подходил. Но были другие сложности. Необходимо было не только успеть к сроку, но и соблюдать строгую конспирацию. Недоброжелатели пророчили бесславную гибель в снегах.

Танки бездорожья не боятся. Вне основных шоссе, избегая излишнего внимания, гнал Кошкин караван из 2 танков, передвижной мастерской и тягача-бытовки. Сам конструктор сидел за рычагами, сменяя механиков-водителей.

Было холодно, а Кошкин был сильно простужен. В пути часто случались мелкие поломки, но танки двигались дальше. Финальное испытание получилось на славу – танки шли по оврагам и перелескам, болотам и ручейкам Харьковщины, Белгородщины, Тульщины.

Они успели вовремя, набрав километраж и оставшись полностью на ходу. 17 марта 1940 года 2 «тридцатьчетверки» впервые исполнили на Красной площади нечто похожее на современный «танковый вальс». Сталин жал экипажу руки и называл танки «ласточками». Их судьба была решена.

Тяжелый путь домой

Высшее руководство страны благодарило конструктора и советовало срочно лечиться – страшный кашель не мог не привлечь внимания. Диагностировали воспаление легких.

Михаил Кошкин справа

Вместо больницы Кошкин опять уселся в танк и отправился по обратному маршруту.

В районе Орла один из танков по случайности попал в озеро. По грудь в воде, простуженный конструктор помогал ее вытаскивать, от чего пневмония усилилась.

Харьковские врачи позвали на помощь московских специалистов. Конструктору вырезали одно легкое. Но ничего не помогло – он умер на 42-м году жизни. О причине смерти не особо распространялись, написали – тромбоз.

Но весь завод нес цветы своему «Мише», умершему на посту. Его могила была на Первом кладбище Харькова. Она не сохранилась – уничтожена не то бомбами, не то гитлеровцами целенаправленно.

Легенда танкового строя

Т-34 не отличался какими-то уникальными техническими характеристиками. Танк был прост в изготовлении, обслуживании и ремонте. Главным в нем было удачно скомпонованное простое и надежное оборудование. Вот его некоторые характеристики.

  • Размеры корпуса: ширина – 3 м, длина – 5,92 м, высота – 2,405 м.
  • Общая масса – 25,6 т (позднее допускалось ее увеличение до 27,3 т).
  • Броня: 45 мм (лоб, низ бортов, башня); 40 мм (верхняя часть бортов, маска орудия); на днище и крыше корпуса и башни толщина брони составляла 15-20 мм. Главной особенностью были углы наклона броневых листов относительно вертикали (40-60 градусов) на бортах, лбу и корме, что способствовало рикошету снарядов.
  • Вооружение: пушка 76 мм (вначале Л-11, затем Ф-34, в 1940-41 гг. танки с обоими видами орудий выпускались одновременно), 2 пулемета ДТ калибр 7,62; мог устанавливаться и зенитный пулемет.
  • Дальность стрельбы – до 6 км.
  • Боезапас, снарядов – до 100 (с пушкой Ф-34).
  • Скорость максимальная: по шоссе – 54 км/ч; по бездорожью –36 км/ч.
  • Запас хода – 380 км (по шоссе).
  • Двигатель – дизельный В-2 мощность 500 л.с. Во время войны на танки нередко устанавливали бензиновые авиационные двигатели М-17. Выбор двигателя оказался особенной удачей конструктора.
  • Экипаж – 4 человека.

Танк мог преодолевать подъем в 36 градусов и брод глубиной более метра. Он оказывал незначительное давление на грунт (0,62 кг/кв. см), что обеспечивало высокую проходимость. Не то чтобы он был неуязвим – немецкие орудия часто пробивали его броню и легко сбивали гусеницы. Но попасть в него из-за скорости, маневренности и «приземленного» силуэта было непросто, а ремонтировался танк легко.

Стоит справа (в темном комбинезоне) на испытательном полигоне в 1938 году

Еще до войны начались работы по усовершенствованию танка (пример – смена орудия), немало модификаций появилось в военные годы. В деле принимали участие и сотрудники бюро Кошкина.

Танк Т-34 был рассчитан на производство в СССР, и более нигде.

Уральские танкостроители рассказывали, что немцы неоднократно пытались скопировать «тридцатьчетверки», но результат их трудов неизменно весил на несколько тонн больше и терял разом все преимущества.

Причина – в автоматизированной сварке.

Она давала более толстые швы на броневых листах. А харьковские, челябинские и нижнетагильские мастера варили швы вручную…

Весь мир единогласно признал Т-34 лучшим танком Второй мировой. Гитлеровские конструкторы обреченно заявляли, что слабых мест у него нет. Его конструктор даже был почтен повышенным вниманием лично фюрера.

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

Наслушавшись историй о страхе своих солдат перед Т-34, Гитлер объявил его создателя своим личным врагом (такая себе посмертная награда получилась). Возможно, по этой причине могила Михаила Кошкина в Харькове была уничтожена захватчиками (хотя это могло произойти и случайно).

Мы не ждали посмертной славы

Но вряд ли Михаила Кошкина волновала собственная посмертная репутация. Биография танка явно значила для него больше – иначе он никогда бы не жил так, как жил.

При жизни за свои работы в КБ в Ленинграде он был награжден орденом Красной Звезды. Посмертно, в 1942 году, ему была присуждена Сталинская премия. В 1990 году конструктор стал Героем Социалистического Труда. О Кошкине и его легендарном «пробеге на Москву» сняли фильм «Главный конструктор».

У него нет могилы. Но по количеству памятников себе этот человек смело может спорить с Мао Цзэдуном. Ибо в Харькове и Уфе, Берлине и Брянске, Киеве и Донецке, Луганске и Кенигсберге, и множестве иных городов и сел замерли на постаментах «тридцатьчетверки» – страшнейший ночной кошмар любого нациста.

Советский бард Михаил Анчаров в пронзительной балладе назвал их «любовью, застывшей на века». И лучшего памятника конструктору не надо…

Видео

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. Михаил

    О Михаиле Кошкина много разного говорят. Но мой дед его знал. Он действительно умер от воспаления лёгких, которое случилось в ходе испытаний его детища. Танк получился надёжный, лёгкий, увертливый. Немцы не смогли создать ничего подобного, а пытались к моменту Курской дуги…Кстати, характер у него был ещё тот! Мог за себя постоять , и Сталин это ценил. Это он настоял на широких гусеницах и надгусеничных полках . Эту часть танка долго обосновывал всему конструкторскому бюро.

  2. Александр

    Когда Е. О. Патон внедрил автоматическую сварку под флюсом танковых корпусов на завде №183, трудоемкость уменьшилась в восемь раз, снизились требования к квалификации и знаниям рабочих (подростки и даже женщины работали без особых физических усилий).

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector
>