Александр Покрышкин – непобедимый летчик-ас Второй мировой войны

Предисловие

Когда режиссер Леонид Быков начинал работу над картиной «В бой идут одни старики», никто не верил, что она станет одной из лидеров проката. Да и просто киношедевром. Но фильм мог бы не состояться, так как не хватало самого главного – самолетов. В этом на помощь пришел один из самых знаменитых летчиков страны – Александр Покрышкин.

Прочитав сценарий фильма за одну ночь, маршал авиации приказал выделить съемочной группе 4 наших истребителя и один производства Чехословакии, очень схожего с немецким мессершмиттом. На премьере фильма Александр Иванович не мог сдержать слез. Его эмоциональная реакция: «Вот эта и есть настоящая война», и блеск маршальских звезд, сломили сопротивление чиновников, и картину, которой суждено было завоевать любовь миллионов зрителей, выпустили на экраны.

Если задаться вопросом сколько же живет летчик на войне, можно посмотреть статистику. В годы войны 1941-1945 годов пилот как правило совершал не более 5 вылетов. Но, Покрышкин, вопреки этому, смог совершить по самым скромным подсчетам около 650 боевых полетов, сбить больше полусотни воздушных судов врага и ни разу не проиграть. Его называли мастером воздушного боя, одним из лучших по результативности.

Но вот парадокс. В конце войны ему не разрешали подниматься в небо. Казалось бы, почему? Ответ прост. Александр Покрышкин прошел всю войну, от первого до последнего дня. И не только сам остался жив, но и никто из ведомых не погиб по его вине.  Потому, был необходим его колоссальный опыт и он сам, как вдохновляющий пример – легенда авиации.

Преданность заветной мечте

«Наперекор судьбе», «назло обстоятельствам» – скорее так можно охарактеризовать жизненные принципы Александра Покрышкина. Родился Александр в Новониколаевске, Томской губернии 6 марта 1913 года. Увидев впервые самолет в 10 лет, он загорелся желанием связать свое будущее с авиацией. За преданность этой мечте приятели называли его «Сашка летчик», что очень льстило ему. Но достижение этой мечты было очень призрачным. Семья Покрышкиных жила бедно. Отец выпивал, поэтому Александр после седьмого класса поступил в фабрично-заводское ученичество учиться на слесаря-лекальщика. Звездный час настал, когда спустя 4 года ему все же удалось заполучить долгожданную путевку в Пермскую авиашколу. Однако, прибыв туда, его ждало разочарование. Оказалось, что данная школа больше не выпускает летчиков. Приняв для себя нелегкое решение, он все же остался обучаться на авиатехника. Надеясь все же осуществить заветную мечту, он неоднократно (более 40 раз) обращался к руководству с рапортами о переводе его в другое летное училище, но получал отказ. Не отчаиваясь, Покрышкин, будучи в отпуске, за две с небольшим недели изучил основную программу аэроклуба, и успешно сдал экзамен, завоевав право на свою мечту.

Из воспоминаний Александра Покрышкина:

«До этого я сам сконструировал аэротренажер, на котором отработал все элементы полета. И поэтому в первый же день полетов в аэроклубе инструктор посчитал, что я могу летать самостоятельно».

Но мечтам суждено сбываться. И когда однажды ночью в его комнату в общежитие зашли друзья авиатехники с криками: «Сашка, ты будешь истребителем!», Александр не поверил своему счастью. Оказалось, что руководство наконец-то удовлетворило его просьбы о переводе.

Выпускники Качинского летного училища. Александр Покрышкин в первом ряду крайний справа

Обучаясь в Качинском летном училище, Покрышкин показывал впечатляющие результаты, хотя иногда действовал не совсем по установленным летным правилам: мог посадить самолет со скольжением, хотя было бы разумнее уйти на второй круг; или при атаке вел стрельбу до последнего, тогда как уже было необходимо сманеврировать в сторону. Однако, он смог закончить учебу с отличием и был назначен на службу по охране рубежей Советско-Румынской границы.

Начало Войны и лётная стратегия Покрышкина

Когда 22 июня 1941 года немецкие войска вероломно вторглись на советскую территорию, Покрышкин был поднят по команде: «В воздух». Взлетев, ни одного вражеского самолета он не встретил. Но на следующий день, осуществляя с напарником облет территории, он встретился лицом к лицу с пятью самолетами неприятеля. Резкий рывок вверх до потемнения в глазах спас Покрышкина от мессершмитта, который зашел в хвост. Затем, Александр, пикируя, дал очередь по врагу. В этот момент ведомый вышел из боя, у него сдал мотор. Покрышкин остался один против четверых. Провожая взглядом подбитый мессер, он не заметил, как другой зашел сзади. Снаряды разворотили советскому истребителю левую плоскость и бак, самолет почти потерял управление, и Покрышкину с трудом удалось выйти из боя. Едва он сел на своем аэродроме, к нему со всех сторон подбежали летчики, не могли поверить, что он жив и сбил фашиста. Эта победа воодушевила весь полк. Оказывается, немца можно бить. За плечами немецкой авиации были многочисленные победы в небе западной Европы, они очень быстро учились и отрабатывали свой опыт, имели первоклассную военную технику на то время, и очень грамотно и хорошо обученных офицеров. Словом это был очень сильный и опасный противник.

Из воспоминаний Александра Покрышкина:

«Трудно было, особенно в 1941-1942 годах. Утром просыпаюсь, говорят твоя очередь лететь. Вечером смотришь, кого-то уже нет, значит завтра опять моя очередь. Потому что в боях противник превосходил количественно. На штурмовку, в разведку идешь один, а тебя встречают группы. Умереть было легко».

В начале войны немецкие самолеты превосходили советские и по скорости, и по управляемости, и по маневренности. К тому же, нашим летчикам нужно было беречь каждую машину. Пополнять парк в первые месяцы войны было невозможно. Все авиапредприятия не работали, а переезжали в тыл.

В ходе очередного вылета, вступив в воздушную борьбу с пятью немецкими летчиками, Александр Покрышкин был тяжело ранен. Открывшееся от ранения кровотечение заливало салон. Но с помощью своего фирменного вертикального маневра, он смог уйти от фашиста. Летчики Люфтваффе такое сделать не могли, учитывая возможности Мессера. После этого, Покрышкин стал уверенно пользоваться данной стратегией так называемых «боев на вертикали» как самостоятельно, так и стал обучать ею свою эскадрилью, командиром которой он был назначен в августе 1942 года.

Краснодарский край, ст. Калининская, апрель 1943 года. Прифронтовой аэродром. Совершает посадку аэрокобра (BellP-39 Airacobra). В то время из соединенных штатов Америки их по ленд-лизу получал СССР. Из самолета выходит пилот, переходит к рядом стоящей аэрокобре и тут же взлетает. Этим летчиком и был Покрышкин — командир эскадрильи 16 – го гвардейского истребительного полка. Оставленный им самолет снова заправляют и осматривают, так как последний скоро вернется и, пересев опять в этот самолет, отправится в очередной боевой полет. Со стороны казалось, что Покрышкин не чувствует усталости.

Конечно, Александр Иванович был уникален, и мог делать по 12 таких полетов за сутки. Это просто фантастика.

Но, непростые отношения с командованием, едва не стоили Александру Покрышкину его карьеры. У вновь назначенного командира полка, не было такого летного опыта как у Покрышкина, а потому он придерживался уже не совсем актуальных взглядов на алгоритмы ведения боя, которые Покрышкин не стремился выполнять и, мало того, позволял себе критиковать руководство. Можно только представить, каково командовать полком, когда у тебя в подчинении герой, который уже совершил более четырехсот боевых вылетов и сбил фактически 20 самолетов противника. Авторитет Покрышкина был налицо.

И вот произошел инцидент. В конце лета 1942 года, когда полк вывели в тыл, для получения новых самолетов, в столовой трое подвыпивших старших офицера затеяли потасовку, она переросла в массовую драку. Покрышкина, который оказался самой заметной фигурой среди участников, объявили главным виновником и посадили на гаупвахту, а его дело передали в военный трибунал. Вот тогда командир полка и вспомнил Покрышкину все обиды. Написал для трибунала бумагу с такой характеристикой, что хоть в штрафбат. Его исключили из полка, не дали ход представлению к званию «Герой Советского Союза», исключили из партии. И только вмешательство высокого начальства спасло летчика.

Любовь и семья А. Покрышкина

Не успев оправиться от прошлых событий, Покрышкин в очередной раз заставил свое сердце наполниться адреналином, влюбившись медсестру Марию Коржук, которой едва исполнилось 20 лет. К тому времени Покрышкину было уже 29 лет, но его жизнь проходила как в известной песне: «На земле не успеешь жениться, а на небе жены не найдешь». Друзья и сослуживцы не советовали Александру торопиться регистрировать этот брак, ведь идет война. Но Александр не привык отступать и немедленно отправил своего лучшего друга в качестве свата прямо в санчасть, где Мария вела прием.

А. Покрышкин, его жена М. Коржук и дочь Светлана

Первенцом в семье Покрышкиных стала дочь Светлана, которая появилась на свет в 1945 году, так как сразу после свадьбы Александр с женой расстались почти на 2 года. Лишь однажды за это время Александр смог прилететь к молодой жене в краткосрочный отпуск. Командование даже выделило ему спецсамолет. К тому моменту Покрышкин стал признанным советским асом.

Личные достижения А. Покрышкина

17 апреля 1943 года Советское информбюро сообщило: «Гвардии капитан товарищ Покрышкин на большой высоте заметил четыре немецких истребителя, ввязался с ними в бой и сбил три вражеских самолета». Это было первое упоминание о Покрышкине по радио. Начиналась битва за Кубань. Александру Ивановичу суждено было стать одним из её героев. Битва на Кубани — это одно из главных событий его жизни, где была концентрация самолетов с обеих сторон свыше 1000 машин. В результате напряженнейших боёв на Кубани обе стороны понесли большие потери в авиации, после чего на этом участке фронта стало поспокойнее. На собрании штабов ВВС, куда прибыли наиболее проявившие себя в бою летчики, Покрышкин рассказал о своих тактических находках: «соколиный удар», «качели», «волчья стая» и, конечно, знаменитая «этажерка».

Не требовалось быть асом, чтобы побеждать, используя приёмы, предложенные Покрышкиным. Они немедленно стали очень востребованы у летчиков, а имя Александра Покрышкина стало просто «греметь», в том числе в рядах врага. На этот счет академик Ю.Н. Мажоров, который в годы войны занимался перехватом и непосредственно сидел у рации, говорил, что только в трех случаях он слышал, когда немцы переходили на предупреждение открытым текстом без всяких шифров и кодов – это «ахтунг партизанэн», «ахтунг панцэр» и «ахтунг Покрышкин».

 

Согласно опубликованным сведениям, Александр Покрышкин даже среди советских летчиков был только второй после Ивана Кожедуба. Всего 59 сбитых самолетов. Однако, в личных боевых блокнотах советского аса значится 89 побед.

Почему же такая разница?

Дело в том, что сбитые над морем Покрышкиным или в тылу фашистов самолеты остались не подтвержденными. Кроме того, сгорели при отступлении документы штаба полка подтверждающие 14 сбитых самолетов в самом начале войны. Но, эти бумаги фашистам были не нужны. И без них немцы, видя самолет Покрышкина в небе, впадали в панику.

24 августа 1943 года за 30 лично сбитых самолетов противника в 455 боевых вылетах гвардии майор Покрышкин был награжден второй Золотой звездой и стал дважды Героем Советского Союза. Но Александр Иванович считал более важным, чем уничтоженные самолеты врага – его эскадрилья.

Из воспоминаний Александра Покрышкина:

«В боевой обстановке мне приходилось иной раз выручать напарников. Начинается бой, действуем правильно, ты уже поймал цель. Но когда видишь, что молодого атакуют, бросаешь атакованного мессершмитта и строишь маневр, чтобы спасти своего напарника».

Покрышкин и его стратегические маневры в воздухе оказали неоценимый вклад при подготовке поступивших в июне 1943 года в полк молодых пилотов, а также пилотов, имевших в прошлом печальный боевой опыт. Об этом говорит и тот факт, что 30 пилотов прошедших школу Покрышкина были награждены званиями «Герой Советского Союза», а три из них – дважды признаны Героями.

Покрышкин был боевым офицером, и всегда рвался на передовую. И даже когда главком А.А. Новиков в феврале 1944 года предложил гвардии подполковнику Покрышкину генеральскую должность начальника боевой подготовки истребительной авиации, Покрышкин без каких-либо колебаний отказался и просил вернуть его на фронт.

Иван Кожедуб (слева), Георгий Жуков (в центре), Александр Покрышкин (справа)

После сбитого 59 самолета противника гвардии полковнику Покрышкину вручили третью звезду Героя, ему запретили лично подниматься в небо. Советская авиация поистрепала Люфтваффе. Тогда Покрышкин предложил сделать на аэрокобрах специальные приспособления для крепления 100 килограммовых бомб, превратив таким образом истребители в бомбардировщики. И сам иногда все же умудрялся прорваться в небо.

Жизнь А. Покрышкина после окончания войны

После окончания войны Александр Покрышкин с отличием закончил Военную академию им. Фрунзе, а после Академию генерального штаба. До 1963 года Покрышкин летал практически на всех типах советских истребителей.

В августе 1968 года Покрышкин был назначен заместителем главнокомандующего ПВО страны. Но с командующим маршалом Батицким сработаться не сумел. В связи с этим, с января 1972 года Александр Иванович Покрышкин стал председателем центрального комитета ДОСААФ. Фактически за 10 лет он вывел «из подвала» данную организацию, поднял самолетный спорт, сделал все для подъема престижа этого вида спорта, понимая какая важность этой организации, она была несколько в «загоне», когда он туда пришел.

Именно в ДОСААФ Покрышкину и принес режиссер Леонид Быков сценарий своей картины «В бой идут одни старики». Едва Александр Иванович открыл его, тут же наткнулся на сцену, словно из собственной жизни.

Когда, будущий трижды Герой Советского Союза, Александр Покрышкин ещё был «желторотиком», то очень увлекался воспоминаниями летчиков времен Первой мировой войны. И, однажды, прочел такую фразу: «План боя был решен в одну секунду». Саша задумался. Значит для боя, который длится секунды, нужен план. С тех пор он составил тысячи таких планов. Они спасли не только его жизнь, но и жизнь сотен советских летчиков, стали бесценным наследием. Александр Иванович не раз отказывался от соблазнительных должностей, но всегда думал о том, как прикрыть тех, кто рядом. Даже в беспамятстве за несколько дней до смерти, которая случилась 13 ноября 1985 года, Покрышкин звал летчиков из своей группы, отдавал приказы: «Заходи на три тысячи», и побеждал. Наверно, таким и должен быть выдающийся летчик, народный герой – легенда авиации.

Рейтинг
( 3 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Книга войны
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector